Мир Дельта
No pasaran!
Выкладывю здесь его фанфики.

Автор: Александр Меррит

Пассионарио VS фиолетовые гоблины

«- Ты… – лицо товарища Амарго приобрело выражение беспредельной досады с некоторым оттенком брезгливости. – Как раз в это время в этой самой комнате, наевшись фанги в количестве, достаточном чтобы нормальному человеку отравиться насмерть, ловил фиолетовых гоблинов при помощи огненных дорожек.» («О пользе проклятий»)

Как же это было? =)))

…Несказанно удивленный небывалой реакцией Кантора на неприятное известие, Амарго, проследивший, чтобы успокоительное подействовало на разошедшегося убийцу так, как надо, решил вернуться к себе, и, по выражению его любопытного величества Шеллара III, крепко подумать.

Однако когда он проходил мимо хижины Пассионарио, его внимание привлекли загадочные звуки, доносящиеся изнутри. Бравый полевой командир немного замедлил шаг. У него мелькнула малодушная мыслишка пройти себе дальше, и демоны с ними, с этими подозрительными звуками, но тут он заметил в окне отблеск огня. Это в деревянной-то хижине.
Смачно ругнувшись, Амарго рванул к хижине горе-предводителя и дернул дверь на себя. Заперто. Вблизи огонь за окном был виден явственно, хотя ни запаха гари, ни дыма не было. Что наводило на размышления.

- Нет, ну они точно братья! – воскликнул Амарго, дергая в очередной раз ручку. Поняв, что усилия, приложенные таким образом, абсолютно тщетны, он собрался, поднатужился и с размаху приложился об дверь плечом. Амарго сдюжил, дверь – нет.

…Только отшвыривая в сторону слетевшую с петель дверь, Амарго подумал о том, что даже не пробовал постучать. Картина, открывшаяся его взору, подтверждала правильность его действий.

….Всеми любимый вождь и идеолог, краса и гордость партии Реставрации, наследный принц мистрали Орландо, мать его так и раз этак, (она, понимаешь ли, путалась с эльфами, а товарищу Амарго теперь разгребать!), другими словами, этот засранец Пассионарио, сидел на полу в противоположном конце комнаты на корточках и с крайне сосредоточенным видом пускал огненные дорожки. Изобразив одну дорожку, он тут же подхватывался с места, перебегал немного в сторону, снова устраивался на полу, запускал следующую и так далее. На окружающую действительность он при этом никак не реагировал. Дорожки у товарища Пассионарио получались узенькие, коротенькие и какие-то хиленькие, но каждая последующая казалась уже более серьезной.

Амарго откашлялся. Пассионарио проигнорировал, в очередной раз меняя дислокацию. Амарго откашлялся еще раз, погромче. Пассионарио, азартно прищелкнув языком, запустил следующую дорожку, выглядевшую уже почти внушительно, Амарго даже пришлось сделать шаг назад, чтобы потянувшиеся к его сапогам языки пламени не достигли цели.
- Заразы какие шустрые! – возмущенно воскликнул Пассионарио, грозя кулаком сапогам Амарго. – Ну я вам сейчас покажу!
Амарго глянул на свою обувь, потом на мага-недоучку, явно собравшегося «показать», и окликнул вождя, забеспокоившись за рассудок подопечного:
- Пассионарио, ты что тут творишь?..
Вождь и идеолог, заслышав свое имя, сначала некоторое время недоуменно рассматривал сапоги наставника после чего, наконец, поднял голову и встретился с Амарго взглядом.

Глаза полуэльфа были полны нездорового энтузиазма, а всю огромную радужку занимали непомерно расширившиеся зрачки.
- Амарго! – с болезненным оживлением воскликнул бард, – Как хорошо, что ты пришел! Давай, заходи с другой стороны, вместе мы их живо изловим!
- Тааак... Понятно… – Сквозь зубы процедил товарищ Амарго, подходя поближе к столу. Так и есть. Теперь ясно, что это за сладковатый запах… – Кого ловим?
На столешнице лежал небольшой холщевый мешочек, в котором Кантор держал фангу. И который недалее, чем вчера, Амарго у него изъял. И еще сегодня с утра этот мешочек во-первых, лежал в кармане у самого Амарго, а во-вторых, был почти полным, а не почти пустым, как сейчас!
- Да гоблинов этих фиолетовых, – недоуменно пояснил Пассионарио, тыча пальцем в пустое место. – Амарго, ну зачем ты ушел от двери, и зачем ты ее снес! Один уже убежал!
Амарго подумал, что с дверью он действительно зря так обошелся – как бы ветер с улицы ре раздул пожар, да и товарищам не нужно видеть своего вождя в таком плачевном состоянии.
- Ну помоги же ты мне! – разошелся тем временем Пассионарио, – давай, заходи со стороны двери и гони их на меня! Или… – подозрительно глядя на не двинувшегося с места Амарго, предположил Пассионарио, – или ты с ними заодно?..
Амарго скрипнул зубами, и, нащупав в кармане шприц-тюбик с успокоительным, оставшимся от «разговора» с Кантором, подошел к предводителю повстанцев вплотную.
- Амарго! Как ты мог?! – трагично воскликнул Пассионарио, уставившись на советчика и наставника с искренней скорбью, – Что у тебя может быть общего с фиолетовыми гоблинами?!..
- Завтра поговорим, – пообещал Амарго, и с чистой совестью вкатил Пассионарио двойную порцию успокоительного, после чего оттащил его, засыпающего на ходу, в другую комнату.
- Эй, охрана! Ну где эти дармоеды!? У товарища Пассионарио пожар в хижине случился! Давайте сюда, живо!
Полюбовавшись на то, как всполошилась личная охрана его обдолбанного высочества, и лично проконтролировав процесс тушения огня, Амарго направился, наконец, к себе, обещая устроить завтра Пассионарио грандиозный разнос и бормоча под нос:
«Не-е-ет, шеф все-таки либо ошибается, либо врет на счет эльфа. Не может быть, чтобы они не были братьями!»

Вот и познакомились

Галлант, Лютеция, частный дом где-то в центре города. Осень, пасмурный вечер, накрапывающий дождь.

…Звонка не оказалось. Стучал Амарго достаточно долго. Наконец дверь резко открылась. На пороге стоял невысокий плотный господин, на котором разве что не было написано «голдианский предприниматель» - дорогой костюм, гвоздика в петлице, оценивающе - расчетливый прищур глаз... Облик, правда, немного портила большая банка с единственным плавающим в ней огурцом, которую незнакомец держал в руке.
- Значит, так, - заявил он без какого-либо приветствия, - У прислуги сегодня выходной, а у
меня абсолютно нет времени и желания вести продолжительные беседы. Если вы из
полиции, то этот раздолбай точно не мог сегодня набедокурить, потому как упился еще
вчера.
«Интересные дела», - оторопело подумал Амарго и покачал головой:
- Я не из полиции. Я хотел бы поговорить с доном Диего дель Кастельмарра. По исключительно личному вопросу.
- Да ну? - Сощурился голдианец, не двигаясь с места, - И по какому же?
- По личному, - упрямо повторил Амарго, начиная заводиться. Открывают кому попало, а пускать не хотят.
Никакого впечатления угрюмый взгляд на негостеприимного товарища не произвел, и в дом он по-прежнему пускать Амарго не собрался.
- Пуриш, кого ты там в дверях маринуешь? Дай человеку зайти немедленно! - прогремело
откуда-то сверху, - И где мой рассол?!
Как ни странно, Пуриш тут же ( хоть и неохотно) пропустил гостя в прихожую, правда, недовольно бормоча при этом под нос.
- Вот что не надо, мы всегда слышим. А когда нам говорят «хватит пить, тебе уже хватит»
- этого мы не слышим никогда. - (не прекращая монолога, голдианец провел гостя в
просторную гостиную, обставленную с неброской роскошью, но гм... не без странностей.
Шесть кресел, два шкафа, ковер на полу, низкий стол, большой камин... Если в шкафах
раньше и были книги, то очень давно. Теперь на полках размещались вороха нотной
бумаги, а над одной из них висел большой плотный лист с корявой надписью «Пуриш -
жадина!» На столе валялась латная перчатка, а на каминной полке - пистолет. Самое
большое впечатление на Амарго произвели шпаги, висящие над камином - на каждую из
них был нанизан как минимум десяток яблок.)
... - А потом бедный больной Пуриш должен тут дворецким работать и с рассолом бегать. А мне за это не платят, между прочим.
- Кажется, за то, чтобы ты мне хамил при посторонних я тебе тоже не доплачиваю! -
возмущенно заявил спускавшийся по лестнице не совсем твердым шагом смуглый
красавчик. Стало быть, Диего, сын шефа.
- А пора бы, - проворчал Пуриш, усаживаясь в кресло и выуживая из банки огурец.
- Вы присаживайтесь, не обращайте внимания на Пуриша, у него просто мерзкий
характер, - обратился знаменитый бард к Амарго. Действительно похож на отца, но у того
подбородок потяжелее и скулы другие. Да и серьезности во взгляде куда как побольше...
- На меня так действует работа твоим управляющим, - хрустя огурцом, откомментировал
Пуриш.
- Занялся бы самосовершенствованием, - фыркнул маэстро Эль Драко, присаживаясь на
край стола.
- А ты оплатишь мои занятия? - живо заинтересовался Пуриш.
- Вот это наглость! - восхитился Диего - Кстати, ты зверюшек покормил?..
... Эта милая беседа была прервана тихим смехом. В гостиной появилось еще одно действующее лицо. Амарго во все глаза уставился на вошедшую - оказалось, что слухи о том, что несравненная Азиль, танцующая в труппе маэстро Эль Драко - чистокровная нимфа, на самом деле вовсе не слухи, а чистая правда. Изящная девушка, замерев в дверях и подогнув одну ногу, в свою очередь с улыбкой рассматривала гостя.
- Здравствуй. Ты мне нравишься...
- Азиль, милая, этот господин еще представиться не успел, - закатил глаза бард, - Кроме
того, он вроде как хотел со мной о чем-то поговорить. Давай ты немного подождешь со
своими предложениями?..
Нимфа кивнула и устроилась в ближайшем кресле с ногами. Амарго с ужасом понял, что она действительно просто решила немного подождать.
На этом странные хозяева наконец обратили внимания на гостя. Эль Драко уставился на Амарго с выжидательным интересом, Пуриш - подозрительно, Азиль - с ласковой улыбкой продолжила его рассматривать.
- Так о чем Вы хотели со мной поговорить? - наконец спросил «подопечный». - И как Вас
все-таки зовут?
«Хороший вопрос», - подумал Амарго, «Главное, очень своевременный. И порядочки тоже хороши..»
- Мне не хотелось бы называть свое настоящее имя, да и не имею я на это право. Но пусть будет хотя бы дон Рауль, - начал Амарго, напустив на себя максимально таинственный вид, - И позвольте попросить Вас о том, чтобы наша
беседа носила конфиденциальный характер...
У господина Пуриша лицо сделалось таким, будто бы он только что откусил большой
кусок незрелого лайма. Азиль изумленно распахнула глаза. Диего покивал с умным
видом. И ничего не ответил.
Амарго нахмурился. Видимо, такое понятие как «конфиденциальная беседа» здесь было и
вовсе не знакомо. Что ж, Амарго пришел сюда не секреты разводить, а знакомиться с «подопечным».
- Дело в том, что я имел честь знать вашего отца, мэтра Максимилиано. Мы были
хорошими друзьями, я даже обязан ему жизнью...
Вот этого никто явно не ожидал услышать. Однако эффект от сказанного был изрядно смазан тем, что в очередной раз хлопнула дверь. В комнату ввалился еще один персонаж -растрепанный , и, судя по всему, пьяный вдрызг молодой мистралиец, двумя руками обнимающий гитару.
- Маэстррро! - невнятно, но громко заявил он, - Я н-нов.. новуйййуу пеню напсал! -
заявил он и, просеменив через всю комнату, рухнул в кресло рядом с камином.
- Плакса! - в один голос воскликнули все участники этого бардовского дурдома.
Молодой человек закивал, расплылся счастливой глупой улыбке и со словами «да, этт я»
уронил голову на гитару.
Благо устроился странный молодой человек прямо под осветительным шаром, Амарго смог его хорошо рассмотреть. И замер, как громом пораженный. Конечно, в последний раз, когда Амарго его видел, он был совсем ребенком, но... не так уж сильно он и изменился. Да и эльфийские темные глаза с огромной радужкой ни с чем не перепутаешь. В двух шагах от Амарго сидел пропавший и тщетно разыскиваемый Амарго принц Орландо. Пьяный, грязный и абсолютно невменяемый. И его, по всей видимости, здесь прекрасно знают.
- Пьянь подзаборная! - бушевал тем временем Эль Драко. - Как можно было набраться до
такого скотского состояния! Гитару отдай, сломаешь же, придурок!
- Посмотрел бы вчера на себя, - ехидно откомментировал Пуриш, преспокойно дожевывая
огурец. - Ведь еще краше был...
- Бедненький Плакса! Как же ему плохо, наверное, - суетилась Азиль, - Милый, прекрати
его трясти!
- Плохо ему потом будет, а сейчас ему хорошо!
- Пуриш, лапушка, дай ему рассола, зачем тебе столько?
- Да зачем ему рассол? Он же пьяный, как задница! И вообще, это МОЙ рассол, Пуриш
его мне принес! Пуриш, отдай мне мой рассол!
- Я не пьяяяный! Я абслтно ттрррр!... Вый. От...
- Да уж пожалуйста забери у меня эту банку. Только что ты собираешься делать?
Поливать его, что ли?
- Хорошая идея!
- Да вы что! Прекратите!
- Н-не надо меня полвввать! Я свсм трревый.. .трррзевый! И хчу спть новввуййууу песссн!
- Пррроспись сначала, позорище! - рявкнул маэстро.
- Уж кто бы говорил, - тут же вставил вредный господин Пуриш.
- А я уже проспался! - отмахнулся шефовский сыночек. - Пуриш! Дотащи эту свинью до его комнаты! Вот ведь взял ученичка на свою голову!
- А чего ты хотел? Каков наставник... И вообще, этого засранца я таскать не нанимался!
- Пуриш!!
- Ладно-ладно
... Пойдем, убоище...
- Пеню же... Новуйййууу-у-у...
Амарго молча наблюдал за тем, как последнего отпрыска королевского рода Мистрали тащат по лестнице.
- Я пойду посижу с Плаксой, - сказала Азиль, поднимаясь. И добавила, глядя в упор на Амарго:
- Приходи к нам еще. Ты очень сложный, но хороший человек.
- Этот молодой человек... - Кивнул Амарго в сторону лестницы, когда они наконец
оказались наедине с Диего, - Кто он?
- Плакса? - удивился бард, - Мой ученик. -А что, - усмехнулся он, - Вы и с его отцом были
знакомы?
Амарго неопределенно покачал головой.
- Вы говорили, что были друзьями с моим отцом, - продолжил Диего, - Но он пропал
почти девятнадцать лет назад. Вы что-нибудь об этом знаете?
Амарго вновь покачал головой.
- Я знаю, что Вы пытаетесь найти отца и рады любой информации о нем. К сожалению, я почти ничем не могу помочь. Но я уверен, Вам будет интересно то, что я видел Максимильяно около десяти лет назад. Он пребывал в полном здравии и не собирался в ближайшем будущем умирать. Он переживал, что ему пришлось исчезнуть, и дал мне понять, что у него были весьма веские на то причины. Где же он сейчас - я не знаю.
- Вот значит, как... - Протянул Диего, - Сплошные тайны. А где Вы его видели, Вы,
конечно, тоже не можете мне сказать. С другой стороны, если он жив, значит, вполне
может быть, что мне еще удастся его найти. Спасибо, дон Рауль.
Амарго хотел добавить еще пару слов, но тут началось что-то невообразимое. Со второго этажа послышался грохот и крики, через секунду по лестнице кубарем скатился Пуриш с воплем:
- Твои драные кошки меня чуть не сожрали!!!
- А сколько ты их не кормил, ты!.. - начал орать в ответ Эль Драко, но осекся. – Осторожнее!
Амарго успел заметить, что на него несутся две золотистые мохнатые молнии. С горящими зелеными глазами. И инстинктивно выхватил пистолет.
- Не надо! - крикнул Диего, хватаясь прямо за оружие, - Тиа, Хон, ко мне, тихо!
…Пуриш кряхтя поднимался и отряхивался. Эль Драко сурово отчитывал двух леопардов, в промежутках между пламенными речами щелкая их по черным влажным носам. Леопарды тихо поскуливали и поглядывали на хозяина с почти человеческим смущением.
На втором этаже кто-то пьяным голосом выводил на какую-то знакомую мелодию «Перед грозой так пахнут розы...»
...Амарго философски наблюдал за творящимся дурдомом, думая о том, что шеф подложил ему куда большую свинью, чем даже могло показаться по началу.

Дневники Эль Драко

Нигде не найденная рукопись. Несколько листков старой бумаги, кое-где заляпанных подозрительными пятнами, свернутые в трубочку и перетянутые черной лентой.
…Мне сегодня сказали, что я много выпендриваюсь. Честно говоря, я был несколько удивлен, мягко сказано. Разве я выпендриваюсь, да еще и много?.. Ну, выпендриваюсь, если честно. Так все же выпендриваются. Я, по крайней мере, честно признаю и предупреждаю – «Господа, сейчас я буду выпендриваться. Внимайте!» Так это редко бывает. Вроде бы. А в остальное время – я не считаю, что выпендриваюсь. Я же от всей души… Не понимаю.

…Меня никогда не били по лицу. До сегодняшнего дня. И вот, свершилось. Не могу сказать, что я очарован новыми ощущениями. Кто бы мог подумать, что у этой девочки с абсолютно эльфийскими глазами такая тяжелая рука!

…От нечего делать шатался по базару. Какая-то полоумная (надеюсь) гадалка заявила, что я умру в двадцать пять. Вот спасибо. Вообще-то меня не то, чтобы пугает возможность умереть молодым. Просто очень смущает перспектива того, что тогда я еще больше не успею. В сущности я еще так мало видел, слышал, испытал, пробовал, чувствовал… Это был бы полный провал.

…Льямас все-таки послал меня к рогатым демонам. Посоветовал умерить гордыню и поднабраться опыта. Наверное, тоже решил, что я много выпендриваюсь.

…Сегодня ушла Азиль. Я знал, конечно, что в силу своей загадочной природы она не сможет остаться надолго, но… Ах, Азиль, Азиль… Встретимся ли мы еще когда-нибудь? Не говори мне «да», чтобы не обманывать, не говори «нет» - ведь чего только не бывает в этой жизни… Скажи мне «не знаю».

…Идиотская ситуация сегодня была – вроде и пригласили меня заранее на эту пьянку, вроде я и всех увидеть хотел… А перед самыми дверьми вдруг понял, что дико туда не хочу. Не хочу – и все тут. И лучше бы я посидел в номере, выпил в гордом одиночестве, лирично повыл на луну и изобразил новый бессмертный шедевр. А не сидел, нажравшись и укурившись, оглашая окрестности своей пьяной лажей в компании таких же оболтусов, как я сам. Пьяных и укуренных. И вообще, Эдо слишком заумный со своей замороченной далековосточной философией, Ринна наоборот глуповата, а у Луизы вообще ноги кривые. Но поскольку я уже туда дошел и был замечен, ретироваться было уже поздно. Поэтому я встал в дверях и нагло потребовал, чтобы присутствующие назвали как минимум десять причин, по которым я должен остаться. Назвали. Остался.
Я теперь вот все думаю – это я выпендривался или не выпендривался?..

…Экспертиза показала, что ноги у Луизы действительно кривые, а вот в остальном она очень даже…ничего…

…Получил письмо от мамы. Почтовая служба, конечно, на высоте, а вот я – поросенок. Она же не знает, что я тоже в Галанте. Мама пишет, что скучает. Моей первой мыслью было – так виделись же недавно! Потом я посчитал это недавно – оказалось, три месяца. Стыдно.

…Сегодня ночью мои киски загрызли какого-то неприятного господина с ножом. Прямо на коврике рядом с моей кроватью. А я даже не проснулся. Еще бы. Так упиться. Однако если исключить маловероятную возможность, что сей гость просто хотел попросить у меня автограф…или вырезать свои инициалы на спинке моей кровати… или выковырять пару камушков из моего любимого браслета на память…и прочие экзотические варианты, на которые, пожалуй, только у меня фантазии хватит…меня хотели убить. Кому я такой сдался – вопрос на засыпку. Но если бы не Тиа и Хон… А ведь я завел их исключительно из сиюминутной прихоти. Ну да, да, выпендрился, выпендрился!..

…А сегодня мне впервые в жизни захотелось убить человека. Не ударить, не побить, не оскорбить, а именно убить. Уничтожить. И если бы меня не удержали, я, видит Небо! - Это бы и сделал. С удовольствием. Когда я немного успокоился, я даже слегка испугался. Мне приходилось убивать, но никогда я не хотел чьей-то смерти.
Но Сан-Барреда, мать его!.. Сука! Тварь! Сволочь! #^&%$$+_)((!!!!!!!!!!!!!

…Перелистал. Пять страниц размашистым почерком за несколько лет… Смешно.

…«Конец, друзья, хватайте арбалеты –
По-моему, закончилось веселье…
Боюсь, что мне придется петь куплеты
За прутьями сырого подземелья…»*

…Вот так и лишаются иллюзий относительно прекрасного, чудесного изумительного мира и жизни - бесконечного праздника. Уж лучше бы я поверил кому-нибудь на слово. Хотя что уж теперь…
Что бы ни говорил загадочный господин Амарго, я не верю, что это конец. Можно долго и невнятно бормотать что-нибудь на тему мрачных предчувствий, прорезавшегося провидения и так далее…но… я просто ЗНАЮ, что произойдет катастрофа. Может быть, моя персональная, может быть – для нас всех. Но я твердо знаю еще одно – я не боюсь.

_______________________________________________
*Цитата из песни Лоры Провансаль «Великий Инквизитор»

@темы: Фанфики